Искривленная камера

Перед читателем книга, которая в буквальном смысле стала настольной не для одного поколения русской интеллигенции. Есть две Венеции. Одна - эта та, которая до сих пор что-то празднует, до сих пор шумит.